Книга Ирмияху

Глава 40

  1. Слово, которое было Ирмияху от Господа после того как отпустил его Невузарадан, начальник поваров, из Рамы по взятии его, а он закован в оковы среди всего изгнания Иерусалима и Йехуды, изгоняемых в Бавель.

    Слова «Слово, которое было Ирмияху от Господа…» являются стандартным вступлениям к пророчествам Ирмияху, но ниже продолжится рассказ о событиях, происходивших после того как Невузарадан отослал Ирмияху из Рамы, а о том, что Бог обратился к Ирмияху, будет сказано лишь в предложении №7 главы 42. Поэтому большинство комментаторов считает, что начало нашего предложения указывает на то обращение Бога к Ирмияху, которое будет приведено в главе 42, но для того, чтобы было понятно, о чем именно Бог будет говорить Ирмияху, сперва следует рассказать о предшествовавших этому пророчеству событиях. Вместе с этим, следует понять, по какой причине в начале нашей главы присутствует вступление к пророчеству, которое будет приведено лишь через две главы. Объясняя это, Радак пишет, что в предложениях №15-№18 предыдущей главы было приведено обращение Бога к Ирмияху относительно Эвед Мелеха, и было сказано, что это произошло в то время, когда Ирмияху был заключен во дворе стражи, то есть до завоевания Иерусалима. Слова «после того как», присутствующие в нашем предложении, относятся не только к тому, что Невузарадан отпустил Ирмияху из Рамы, а вообще ко всему, что будет сказано ниже до предложения №6 главы 42 включительно. Это означает, что после того как Бог говорил с Ирмияху относительно Эвед Мелеха во дворе стражи, Он с ним не разговаривал тех пор, пока не произошли все описанные ниже события. По мнению «Даат Микра», пророчество, которое должно следовать после слов «Слово, которое было Ирмияху от Господа» пропущено, так как оно очень похоже на пророчество, начало которого будет приведено в предложении №7 главы 42.

    По мнению Шадаля, слова «Слово, которое было Ирмияху от Господа» являются заголовком всех пророчеств Ирмияху, которые относятся к периоду времени после разрушения Иерусалима и начала Вавилонского изгнания. Это подтверждается тем, что три первых предложения Книги Ирмияху, которые являются заголовком приведенных в ней пророчеств, ограничены началом Вавилонского изгнания: «…до изгнания Иерусалима в пятом месяце».

    Кроме этого, в своих комментариях Раши и Радак приводят мидраш Эйха Рабти, который утверждает, что слова Бога, с которыми Он обратился к Ирмияху, будут приведены в предложении №5 нашей главы, и они начнутся словами «Вернись к Гедалье, сыну Ахикама…». В соответствии с этим, после завоевания Иерусалима Ирмияху не мог решить, оставаться ли ему в Йехуде, либо отправиться в изгнание вместе с остальными жителями Йехуды и никогда не вернуться обратно. Поэтому Бог обратился к Ирмияху и велел ему возвращаться к Гедалье, сыну Ахикама, то есть остаться на территории Йехуды.

    Итак, здесь начинается рассказ о том, что происходило после завоевания Иерусалима армией Невухаднэцера, когда Невузарадан, командовавший войсками Бавеля на территории Йехуды, отпустил Ирмияху из Рамы. Ирмияху попал в Раму после того как его взяли, то есть пленили, воины армии Невухаднэцера, и он уже был закован в оковы вместе с остальными жителями Иерусалима и Йехуды, которых завоеватели намеревались подвергнуть изгнанию. Город Рама находился к северу от Иерусалима, и о нем можно прочесть в комментарии к предложению №14 главы 31. После завоевания Иерусалима этот город служил местом сбора изгоняемых из Йехуды евреев, и Ирмияху был доставлен туда вместе с другими взятыми в плен жителями Йехуды. Радак пишет, что изгоняемых из Йехуды евреев собирали в Раме, так как там находилась ставка Невузарадана.

    В предложениях №11-№14 предыдущей главы рассказывалось о том, что Невухаднэцер велел Невузарадану не причинять Ирмияху никакого вреда, позаботиться о нем и поступить с ним в соответствии с его желанием. После этого посланные Невузараданом люди освободили Ирмияху из двора стражи, где тот пребывал в заключении, и передали его Гдальяху, сыну Ахикама, который поселил его в доме, после чего Ирмияху обрел свободу передвижения. Поэтому возникает следующий вопрос. Каким образом Ирмияху оказался в Раме закованным в оковы вместе со всеми будущими изгнанниками?

    Как было сказано в комментарии к предложению №14 предыдущей главы, Радак считает, что приказ Невухаднэцера относительно Ирмияху несколько запоздал, и достиг Невузарадана уже после того как Ирмияху был обнаружен завоевателями во дворе стражи, закован в оковы и переправлен в Раму для последующего изгнания. Поэтому Невузарадану пришлось искать Ирмияху среди собранных там евреев, и он его отпустил после приведенной ниже беседы. В комментарии к нашему предложению «Даат Микра» присоединяется к мнению Радака.

    По мнению «Мецудат Давид», Невузарадан поступил с Ирмияху в точности так, как велел ему Невухаднэцер, но его воины об этом не знали. После того как Ирмияху был выпущен из двора стражи и обрел свободу передвижения, он был схвачен завоевателями вместе с другими жителями Иерусалима, закован в оковы и доставлен в Раму. Там об этом узнал Невузарадан, и ему пришлось отпускать Ирмияху на свободу вторично.

    Раши и Мальбим считают, что Ирмияху был освобожден завоевателями из двора стражи в полном соответствии с приказом Невухаднэцера. Но он хотел разделить судьбу еврейского народа, и поэтому сам стремился сдаться в плен и протягивал свои руки для того, чтобы их заковали. О том, что Ирмияху нельзя наносить вред, простые воины не знали, поэтому они с готовностью заковали его в оковы и доставили в Раму вместе с остальными пленниками.

  2. И взял начальник поваров Ирмияху, и сказал ему: «Господь, Бог твой, говорил зло это про место это.

    Глагол «взял» в данном случае означает, что Ирмияху был доставлен к начальнику поваров, коим являлся Невузарадан, и тот обратился к Ирмияху с приведенной здесь речью. По мнению Раши, Мальбима и «Мецудат Давид», Невузарадан заявил Ирмияху, что тот сам пророчествовал обо всем, что произошло с Йехудой и Иерусалимом, а местное население отказывалось к нему прислушиваться, поэтому Ирмияху не следует расстраиваться из-за того, что случилось.

  3. И принес, и сделал Господь как говорил Он, ибо грешили вы Господу, и не слушали голоса Его, и было вам слово это.

    Здесь Невузарадан говорит Ирмияху о том, что Бог принес Иерусалиму зло, о котором пророчествовал сам Ирмияху, и сделал все в точности так, как говорил. Это означает, что причиной всего, что произошло с Иерусалимом, с Йехудой и с ее жителями, является Бог, а не армия Невухаднэцера, которая своими действиями всего лишь выступила в роли орудия наказания жителей Йехуды за то, что они грешили и не прислушивались к Его голосу. По мнению «Мецудат Давид», то, что жители Йехуды не прислушивались к голосу Бога, означает, что они отказывались покориться власти Невухаднэцера, к чему их неоднократно призывал Ирмияху. Под словами «слово это» Невузарадан подразумевает пророчества Ирмияху, и в конце нашего предложения говорит о том, что все они осуществились.

  4. И теперь вот раскрыл я тебя сегодня от оков, которые на руках твоих. Если хорошо в глазах твоих идти со мной в Бавель – иди, и положу я глаз мой на тебя, но если плохо в глазах твоих идти со мной в Бавель – оставь. Смотри, вся Земля перед тобой, к добру и к правильному в глазах твоих идти – туда иди».

    В начале нашего предложения Невузарадан использует метонимию, то есть подменяет одно понятие другим, близким ему по смыслу. Говоря о том, что он раскрыл Ирмияху от оков, Невузарадан имеет в виду, что он раскрыл оковы, которые на руках Ирмияху, то есть освободил его от оков. Следует отметить, что отсюда следует, что оковы, в которые был закован Ирмияху и все остальные предназначенные к изгнанию евреи, были ручными оковами, наподобие современных наручников.

    В предложениях №11-№12 предыдущей главы рассказывалось о том, что Невухаднэцер велел Невузарадану не причинять Ирмияху никакого вреда и поступить с ним согласно его желанию. В комментарии к предложению №1 было приведено мнение Мальбима, считающего, что Ирмияху, желая разделить участь своего народа, сам сделал так, что завоеватели заковали его в оковы и отправили в место сбора изгоняемых в Бавель жителей Йехуды. Здесь, по мнению Мальбима, Невузарадан говорит Ирмияху о том, что этого делать ему не надо было. Если Ирмияху желает отправиться со всеми жителями Йехуды в Бавель, он может сделать это, не будучи закованным в оковы, а если хочет остаться, то тоже может это сделать, как здесь сказано далее. Вместе с этим, Невузарадан не сообщил Ирмияху, что освобождает его в соответствии с распоряжением Невухаднэцера. Поэтому «Мецудат Давид» считает, что слова «и теперь», начинающие наше предложение, указывают на то, что в нем приведено следствие сказанного выше. Следует отметить, что такое использование слов «и теперь» в ТАНАХе встречается довольно часто. В соответствии с этим, Невузарадан говорит Ирмияху о том, что, так как армия Невухаднэцера выступила в роли орудия наказания жителей Йехуды Богом за совершенные ими грехи, а Ирмияху убеждал их перестать грешить и покориться власти Невухаднэцера, сам он не подлежит наказанию, и поэтому Невузарадан освобождает его от оков.

    Выражение «положить глаз» уже встречалось в предложении №12 предыдущей главы, и, как сказано там в комментарии, оно является идиомой, означающей «заботиться». Таким образом, далее Невузарадан говорит Ирмияху о том, что тот может поступать согласно своему усмотрению. Если Ирмияху желает отправиться в Бавель вместе с остальными изгнанниками, он может это сделать, и в Бавеле Невузарадан позаботится о его благополучии. Следует отметить, что положить глаз на Ирмияху Невузарадану велел Невухаднэцер, как было сказано в предложении №12 предыдущей главы. Таким образом, окружив Ирмияху заботой, Невузарадан выполнит волю своего царя. Если Ирмияху идти в Бавель не желает, он может это оставить, то есть от этого отказаться, и остаться на территории Йехуды. Вся Земля Йехуды лежит перед Ирмияху, то есть находится в его распоряжении, и он волен «к добру и к правильному…идти». По мнению «Мецудат Давид», это означает, что Ирмияху может выбрать себе хорошее и правильное с его точки зрения место проживания, а «Даат Микра» считает, что здесь Невузарадан говорит Ирмияху о том, что тот может делать все, что захочет.

  5. И еще не вернется он, «И возвращайся к Гедалье, сыну Ахикама, сына Шафана, которого назначил царь Бавеля в городах Йехуды, и живи с ним среди народа этого, либо ко всему правильному в глазах твоих идти, иди!», и дал ему начальник поваров трапезу и подношение, и отпустил его.

    Фрагмент, начинающий наше предложение, звучит довольно странно, и комментаторы объясняют его значение по-разному. При этом большинство комментаторов считает, что этот фрагмент является авторской вставкой Ирмияху, и в нем Ирмияху говорит о себе в третьем лице.

    Как было сказано в комментарии к предложению №1, Раши считает, что Ирмияху сделал все от него зависящее, чтобы отправиться в изгнание. Здесь, по его мнению, Ирмияху рассказывает о том, что после вышеприведенной речи Невузарадана он все еще не хотел возвращаться назад в Йехуду, желая разделить изгнание вместе со своим народом. В комментарии к предложению №1 было сказано также о том, что, по мнению Раши, «слово, которое было Ирмияху от Господа», приведено в нашем предложении, и оно начинается словами «И возвращайся к Гедалье, сыну Ахикама…». Таким образом, здесь Ирмияху рассказывает о том, что когда Бог увидел, что он намеревается отправиться в изгнание, Он велел ему этого не делать, то есть остаться на территории Йехуды, присоединившись к Гедалье, сыну Ахикама.

    По мнению остальных комментаторов, приведенная здесь прямая речь принадлежит Невузарадану. Радак и «Мецудат Давид» считают, что в начале нашего предложения Ирмияху рассказывает о том, что Невузарадан обратился к нему с приведенными здесь словами в то время, когда Ирмияху еще не сказал ему, что решил остаться. Но Невузарадан это предполагал, и сказал Ирмияху, что в этом случае он советует ему возвращаться к Гедалье, сыну Ахикама, но он также может поселиться в любом другом месте Йехуды по своему желанию, как здесь сказано далее.

    Слово «яшув» (יָשׁוּב), переведенное здесь как «вернется он» в соответствии с мнением большинства комментаторов, «Даат Микра» понимает как производное от слова «тшува» (תשובה), что означает «ответ». В таком случае, слово «яшув» следует переводить как «ответит он». Кроме этого, «Даат Микра» пишет, что когда в ТАНАХе после слова «еще» стоит глагол будущего времени (в данном случае «ответит он»), это меняет его время на прошедшее. В соответствии со всем этим, начало нашего предложения приобретает вид: «И еще не ответил он», и здесь Ирмияху рассказывает о том, что прежде чем он ответил на вышеприведенную речь Невузарадана, тот посоветовал ему возвращаться к Гедалье, сыну Ахикама.

    В отличие от других комментаторов, Мальбим считает, что начало нашего предложения является не повествовательной вставкой Ирмияху, а продолжением прямой речи Невузарадана, и его следует переводить как «И больше не вернется оно». По мнению Мальбима, Невузарадан говорит Ирмияху, что если тот думает, что все изгнание, то есть все изгнанные в Бавель евреи, вскоре вернутся назад к Гедалье, сыну Ахикама, назначенному Невухаднэцером правителем Йехуды, и он вернется вместе с ними, то он ошибается. Все, кто будут изгнаны в Бавель, назад уже не вернутся, поэтому, если Ирмияху желает присоединиться к Гедалье, сыну Ахикама, ему следует это сделать сейчас, но он может также поселиться где-нибудь в другом месте. Следует отметить, что в предложениях №5-№7 и №10 главы 29 были приведены пророчества, в соответствии с которыми изгнанным в Бавель евреям следует хорошо обосноваться на новом месте, так как их изгнание будет длиться семьдесят лет. Поэтому утверждение о том, что Ирмияху мог считать, что, отправившись в Бавель, вскоре вернется оттуда вместе со всеми изгнанниками, выглядит довольно странным. Вместе с эти, вполне возможно, что Невузарадану не были известны пророчества Ирмияху, приведенные в главе 29.

    Итак, Невузарадан (или Бог, по мнению Раши) посоветовал Ирмияху возвращаться из Рамы обратно, и присоединиться к Гедалье, сыну Ахикама, сына Шафана, которого Невухаднэцер назначил правителем Йехуды. Там он сможет жить «среди народа этого», под которым подразумевается неимущее население Йехуды, оставленное завоевателями для того, чтобы оно занималось сельским хозяйством, о чем рассказывалось в предложении №10 предыдущей главы. В комментарии к предложению №12 предыдущей главы рассказывалось о Гедалье, к которому Невузарадан направил Ирмияху, и о его семействе. В частности, там сказано, что отец Гдальяху Ахикам и его дед Шафан были праведниками и сторонниками Ирмияху. По мнению «Даат Микра», Невузарадан упоминает о них неслучайно. Этим он говорит Ирмияху, что ему не следует опасаться, что Гедалья причинит ему вред, так как все его семейство поддерживает Ирмияху, в отличие от большинства жителей Йехуды. Невузарадан также подчеркивает, что, присоединившись к Гедалье, Ирмияху будет жить среди народа, так как ранее он был этого лишен, вплоть до завоевания Иерусалима пребывая в заключении во дворе стражи. Вместе с этим, Невузарадан никак не ограничивает свободу Ирмияху, и если тот не желает жить вместе с Гедальей, он волен «ко всему правильному в глазах твоих идти», то есть может поселиться там, где захочет.

    В конце нашего предложения рассказывается о том, что после завершения своей речи Невузарадан отпустил Ирмияху, дав ему «трапезу и подношение», и относительно того, что это означает, мнения комментаторов разделились. Большинство комментаторов считает, что «подношение» – это подарок, а слово «аруха» (אֲרֻחָה) здесь переведено как «трапеза» в соответствии с его прямым значением. По мнению Мальбима и «Мецудат Цион», под трапезой здесь подразумевается то, что Невузарадан поставил Ирмияху на довольствие, то есть приказал обеспечивать его средствами к существованию, а кроме этого, дал ему некий подарок. «Даат Микра» пишет, что слово «аруха» является производным от слова «орах» (אורח), что переводится как «путь». По его мнению, Невузарадан снабдил отправляющегося к Гедалье Ирмияху провизией на дорогу, а «подношение» тоже было пищей, которой он обеспечил Ирмияху. «Даат Микра» пишет, что это было очень своевременной поддержкой, так как Ирмияху только что пережил осаду, в результате которой в Иерусалиме начался голод, о чем рассказывается во Второй Книге Царей (25, 3). Радак считает, что слово «аруха» следует понимать как «подарок», и так же следует понимать слово «подношение». В таком случае, здесь сказано, что, прежде чем отпустить Ирмияху, Невузарадан дал ему два подарка.

  6. И пришел Ирмияху к Гедалье, сыну Ахикама, в Мицпу, и стал жить с ним среди народа, оставшегося в Земле.

    Здесь рассказывается о том, что Ирмияху решил присоединиться к Гедалье, сыну Ахикама, резиденция которого была расположена в городе Мицпа, и стал жить там среди оставшегося в Йехуде народа.

    Город Мицпа упоминается в Книге Йехошуа (18, 26) как Мицпэ, и там говорится о том, что он отошел к наделу колена Биньямина. Город Мицпа был очень важным городом, и, как таковой, неоднократно упоминается в ТАНАХе. В Первой Книге Царей (15, 22) рассказывается о том, что Мицпа была укреплена царем Йехуды Асой, который для связанных с этим строительных работ мобилизовал всех своих подданных. Название города (מצפה) является однокоренным с глаголом «лицпот» (לצפות), означающим «обозревать», что указывает на то, что город располагался на высоте, с которой хорошо просматривались все окрестности. Большинство исследователей полагают, что в настоящее время город Мицпа представляет собой курган Тель А-Нацбэ (31°53'2.97"N, 35°13'0.66"E), расположенный на границе с ПА (граница с ПА проходит через курган, деля его посередине) между арабским городом Рамаллой и аэродромом Атарот:

    Мицпэ (Тель А-Нацбэ)

    Археологические раскопки, проведенные в этом кургане, свидетельствуют о том, что Мицпа не была разрушена во время завоевания Йехуды армией Невухаднэцера, по-видимому, из-за того, что ее жители сдали ее без боя. Это означает, что в описываемый здесь период времени Мицпа выгодно отличалась от большинства городов Йехуды, которые тогда лежали в руинах, и это послужило причиной того, что Гедалья, сын Ахикама, правитель Йехуды, назначенный Невухаднэцером, выбрал Мицпу в качестве своей резиденции.

    В настоящее время курган Тель Э-Нацбэ, скрывающий в себе Мицпу, выглядит следующим образом:

    Курган Тель Э-Нацбэ

  7. И услышали все вельможи воинов, которые в поле, они и люди их, что назначил царь Бавеля Гдальяху, сына Ахикама, на Земле, и что вверил ему мужчин, и женщин, и детей, и из бедноты Земли, из тех, которые не были изгнаны в Бавель.

    Вельможами воинов Ирмияху называет офицеров армии Йехуды, которая перестала существовать после того как Йехуда была завоевана армией Невухаднэцера. Под полем Ирмияху подразумевает то же самое, что подразумевает современная военная терминология: все, что не является населенным пунктом. Это означает, что после падения Иерусалима вельможи воинов и их люди, уцелевшие в боях с завоевателями, чтобы избежать плена, перешли на нелегальное положение и скрывались в лесах, в горах, в пустынях и в других труднодоступных местах.

    В нашем предложении Ирмияху рассказывает о том, что до бывших офицеров армии Йехуды и до находившихся под их командованием воинов дошли сведения о том, что Невухаднэцер назначил Гдальяху, сына Ахикама, правителем Йехуды, отдав под его руководство всех оставшихся в Йехуде жителей. Мужчины, женщины и дети, которыми должен был руководить Гдальяху, принадлежали к бедноте Земли, то есть к неимущей прослойке жителей Йехуды, оставленной Невузараданом на ее территории в качестве хлеборобов и виноградарей, о чем рассказывалось в предложении №10 предыдущей главы. Мальбим и «Даат Микра» считают, что о том, что Гдальяху, сын Ахикама, руководил не только мужчинами, но и женщинами и детьми, Ирмияху упоминает не случайно. По их мнению, узнав об этом, бывшие офицеры армии Йехуды и их воины поняли, что Гдальяху не готовится к новой войне, а делает все возможное для того, чтобы восстановить произведенные завоевателями разрушения и возродить еврейское население.

  8. И пришли они к Гедалье в Мицпу, и Ишмаэль, сын Нетаньяху, и Йоханан и Йонатан, сыновья Кареаха, и Срая, сын Танхумета, и сыновья Эйфая нетофатского, и Язаньяху, сын Хамаахати, они и люди их.

    Здесь Ирмияху рассказывает о том, что постепенно в Мицпе собрались бывшие офицеры армии Йехуды, пришедшие к Гедалье вместе со своими отрядами. Следует обратить внимание на то, что перед именем Ишмаэля, сына Нетаньяху, первого из перечисленных здесь офицеров, стоит предлог «и». Он указывает на то, что, кроме перечисленных здесь людей, в Мицпу явились и другие бывшие офицеры армии Йехуды, но обо всех, кто здесь перечислен, Ирмияху упомянул особо, так как они сыграли важную роль в событиях, которые будут описаны ниже.

    Итак, первым здесь упомянут Ишмаэль, сын Нетаньяху, о котором во Второй Книге Царей (25, 25), а также в первом предложении следующей главы будет сказано, что он принадлежал к «семени царствования», то есть к царскому роду. По мнению некоторых комментаторов, родословная Ишмаэля, сына Нетаньи, приведена в Первой Книге Хроник (2, 5-12). Из того, что там сказано, следует,  что одной из прародительниц Ишмаэля, сына Нетаньяху, была дочь Рама, старшего сына Ирахмиэля, который был сыном Хецрона, сына Переца. У Рама было также несколько сыновей, и одним из них был Нахшон, который был предком царя Давида. В соответствии с этим, следует сказать, что Ишмаэль, сын Нетаньяху, был очень дальним родственником царей Йехуды. Из сказанного в Первой Книге Хроник, а также из сказанного в Первой Книге Шмуэля (30, 29) следует, что семейство Ирахмиэля проживало в Негеве. Имена Ишмаэль и Нетаньяху в ТАНАХе встречаются очень часто. Их значениями, соответственно, являются «Услышит Бог» и «Дал Бог».

    В Мицпу также явились Йоханан и Йонатан, сыновья Кареаха. Следует отметить, что в параллельном месте Второй Книги Царей (25, 23) упоминается лишь Йоханан, а его брат Йонатан не упоминается больше нигде. Это объясняется тем, что в описанных ниже событиях заметную роль сыграл лишь Йоханан, сын Кареаха. Имя Йоханан означает «Бог милостив», имя «Йонатан» означает «Бог дал», а имя их отца происходит от города, где проживало его семейство. Этот город носил название Корах, и находился на территории надела колена Йехуды к югу от Мертвого моря. Йоханан и Йонатан, сыновья Кареаха, возможно, были потомками Хеврона, как следует из сказанного в Первой Книге Хроник (2, 43).

    О Танхумете, отце Сраи, в параллельном месте Второй Книге Царей (25, 23) сказано «нетофатский», здесь же так сказано об Эйфае, чьи сыновья тоже явились к Гедалье в Мицпу. Из этого следует, что слово «нетофатский» в нашем предложении относится и к Танхумету, и к Эйфае, и указывает на то, что оба они принадлежали к семейству Нетофати из сыновей Салмы, основателя Бейт Лехема (см. Первую Книгу Хроник 2, 51 и 54). Свою фамилию семейство Нетофати получило по названию города Нетофа, в котором оно проживало. В настоящее время город Нетофа представляет собой развалины Хирбат Бад-Фалуах (31°40'4.43"N, 35°13'15.53"Е), расположенные в 4км. к югу от Бейт Лехема и в 1.5км. к северу от поселения Текоа:

    Нетофа (Хирбат Бад-Фалуах)

    В ТАНАХе имя Срая (שְׂרָיָה) является очень распространенным. Оно означает «Бог – вельможа». В отличие от этого, имя его отца Танхумет (תַּנְחֻמֶת) является уникальным и больше нигде в ТАНАХе не встречается, но оно присутствует на нескольких печатях, найденных в ходе археологических раскопок. Это имя означает «утешенный».

    Сыновья Эйфая нетофатского в параллельном месте Второй Книги Царей (25, 23) не упоминаются, и в настоящее время не известно, сколько их было.

    В параллельном месте Второй Книги Царей (25, 23) Язаньяху назван Яазаньяху. Возможно, он принадлежал к семейству Эштамоа Хамаахти из колена Йехуды, который упоминается в Первой Книге Хроник (4, 19). Это семейство получило название Хамаахти из-за того, что находилось в родственных связах с семьей Маахи, наложницы Калева (см. Первую Книгу Хроник 2, 48). Либо Язаньяху принадлежал к семейству из колена Биньямина, получившему свое название из-за того, что оно находилось в родственных связях с Маахой, женой Йеиэля, основателя Гивона (см. Первую Книгу Хроник 9, 35). Имя Язаньяху является обращенной к Богу просьбой, чтобы Он прислушался к тем, кто к Нему взывает. В предложении №1 главы 42 будет упомянут человек по имени Язанья, сын Хошайи. Вполне возможно, это тот же Язаньяху, который упоминается в нашем предложении. В таком случае, именем его отца было Хошайя. Следует отметить, что в Мицпе Язаньяху обронил свою печать, которая была найдена во время археологических раскопок. На этой печати присутствует надпись: «Яазаньяху, раб царя», которая говорит о том, что Яазаньяху был царским придворным:

    Печать «Яазаньяху, раб царя»

  9. И поклялся им Гдальяху, сын Ахикама, сына Шафана, и людям их, говоря: «Не бойтесь служить касдим, живите в Земле и служите царю Бавеля, и хорошо будет вам!

    Гдальяху поклялся бывшим офицерам армии Йехуды и их людям в том, что на территории Йехуды, перешедшей под власть Бавеля, с ними ничего плохого не случится, им следует лишь верно служить новой власти. Из этого следует, что в то время жители Йехуды, избежавшие изгнания, опасались двух следующих вещей. Во-первых, того, что новая власть обложит их непомерными налогами и податями, и им придется отдавать представителям Невухаднэцера почти все, что они смогут вырастить на своих полях. Во-вторых, приведенную здесь клятву Гдальяху дал бывшим офицерам и воинам армии Йехуды, которые совсем недавно воевали против завоевателей. Поэтому они опасались, что в случае перехода на легальное положение их немедленно возьмут в плен. Гдальяху поклялся им в том, что в плен их никто брать не собирается, так как в настоящее время новая власть желает восстановления экономики и инфраструктуры Йехуды, которым был нанесен существенный урон во время военных действий, и по этой же причине им не следует опасаться непомерных налогов и податей. «Даат Микра» пишет, что во время назначения Гдальяху на пост правителя Йехуды Невузарадан пообещал ему не притеснять оставшееся в Йехуде население, так как был заинтересован в поставках сельскохозяйственной продукции дислоцированным на ее территории войскам, и понимал, что в случае притеснений местное население просто разбежится.

    В параллельном месте Второй Книги Царей (25, 24), практически повторяющем сказанное в нашем предложении, вместо слова «служить» присутствует слово «рабов», и начало слов Гдальяху звучит так: «Не бойтесь рабов касдим…». Принимая это во внимание, Мальбим считает, что Гдальяху сказал прибывшим в Мицпу людям, что им не следует бояться местных властей, которые, в свою очередь, являются рабами Невухаднэцера. Это означает, что прибывшие в Мицпу люди опасались того, что местные власти, управляющие Йехудой, расположенной очень далеко от Бавеля, ощутят свою безнаказанность, начнут проявлять самоуправство и притеснять местное население без всякой причины. Гдальяху им сказал, что этого опасаться не следует, так как, в сущности, они будут служить царю Бавеля, и он их защитит от самоуправства местных властей.

  10. И я, вот я живу в Мицпе, стоять перед касдим, которые придут к нам, а вы собирайте вино, и лето, и масло, и кладите в сосуды ваши, и живите в городах ваших, которые захватили вы».

    В начале нашего предложения Гедалья говорит пришедшим в Мицпу людям, что он находится в Мицпе для того, чтобы «стоять перед касдим, которые придут к нам», то есть для того, чтобы защищать интересы местного населения перед новой властью. У Гдальяху были для этого все требуемые полномочия, так как он был назначен правителем Йехуды царем Бавеля Невухаднэцером, поэтому бывшие офицеры и их воины могли не опасаться поборов и преследований за то, что ранее они с оружием в руках противостояли завоевателям.

    Далее Гдальяху говорит явившимся в Мицпу людям о том, что им следует собирать «вино, лето и масло» в свои сосуды. Прежде всего, говоря о вине и масле, Гдальяху использует метонимию, то есть подмену одного понятия другим, близким ему по смыслу, так как собирать в сосуды можно не сами вино и масло, а виноград и оливки, из которых их получают. Слово «каиц» (קַיִץ) переведено здесь как «лето» согласно его прямому значению, и комментаторы понимают его значение по-разному. Прежде всего, в Тосефте (Недарим 4, 1) сказано: «Тому, кто дал обет не есть «лето», запрещено есть лишь инжир». Основываясь на этом, часть комментаторов, включая Раши, считает, что слово «лето» следует понимать как «инжир». Вместе с этим, по мнению других комментаторов, «летом» здесь названы все созревающие летом фрукты, из которых принято делать сухофрукты.

    Теперь рассмотрим причину, по которой Гдальяху говорит пришедшим в Мицпу людям, что им следует собирать в свои сосуды виноград, фрукты (или инжир) и оливки. По мнению Мальбима и «Мецудат Давид», Гдальяху говорит им о том, что, так как он защищает их интересы, они могут собирать урожай винограда, фруктов и оливок, не опасаясь, что все это будет отнято у них завоевателями. Вместе с этим, следует обратить внимание на то, что Гдальяху говорит об этом не крестьянам, а бывшим офицерам и воинам армии Йехуды, которые наверняка ранее сельским хозяйством не занимались. Поэтому «Даат Микра» понимает это иначе. В предложении №2 предыдущей главы было сказано, что Иерусалим пал девятого тамуза, а в комментарии к предложению №8 той же главы говорилось о том, что разрушение Иерусалима, изгнание местных жителей и назначение Гдальяху правителем Йехуды произошли в месяце ав, то есть в середине лета. Весной того года в Йехуде велись активные военные действия, что препятствовало земледелию и поля Йехуды остались незасеянными, поэтому жители Йехуды испытывали острый дефицит в хлебе. Вместе с этим, летом того года в виноградниках, в садах и оливковых рощах Йехуды созрел урожай винограда, фруктов и оливок, который некому было собирать, так как большинство местного населения уже отправилось в изгнание. По мнению «Даат Микра», именно туда Гдальяху посылает явившихся в Мицпу людей, говоря им о том, что, собрав урожай винограда, фруктов и оливок, они смогут продержаться до следующего года, когда соберут урожай злаковых культур после того как засеют поля Йехуды, которые остались бесхозными. Следует отметить, что на территории Земли Израиля посев злаковых культур производится осенью, после чего первым, в апреле, созревает ячмень, а пшеница созревает в конце июня – начале июля.

    В конце нашего предложения Гдальяху предлагает явившимся в Мицпу людям жить в их городах, которые они захватили. Прежде всего, «Мецудат Давид» справедливо отмечает, что в то время явившиеся в Мицпу люди еще не захватили ни одного города. Поэтому он пишет, и с ним согласны другие комментаторы, что речь идет о городах Йехуды, из которых было изгнано местное население, в результате чего они обезлюдели. Именно их Гдальяху советует захватить явившимся в Мицпу людям, то есть в них поселиться. «Даат Микра» пишет, что в ходе завоевания Йехуды армией Невухаднэцера ее города подверглись разрушению, одни больше, другие меньше, а некоторые вообще были разрушены до основания и лежали в руинах. Поэтому некоторым бывшим офицерам и воинам армии Йехуды некуда было возвращаться, и Гдальяху предлагает им найти безлюдные неразрушенные города Йехуды и, поселившись в них, их захватить, то есть завладеть ими. Принимая во внимание то, что Гдальяху обращается к бывшим офицерам и воинам армии Йехуды, ранее воевавшим с завоевателями, Мальбим считает, что в конце нашего предложения Гдальяху отсылает их в другие города Йехуды, запрещая оставаться в Мицпе. В соответствии с этим, Гдальяху опасался того, что, если он оставит в Мицпе, где находилась его резиденция, этих офицеров и воинов, завоеватели решат, что он собирает войска для еще одного восстания, и это пагубно отразится как на нем самом, так и на всем оставшемся в Йехуде местном населении.

  11. А также все евреи, которые в Моаве, и среди сынов Амона, и в Эдоме, и которые во всех землях, услышали, что отдал царь Бавеля остаток Йехуде, и что назначил над ними Гдальяху, сына Ахикама, сына Шафана.

    Слова «а также», начинающие наше предложение, означают, что сказанное в нем является дополнением к тому, что было сказано в предложении №7, а именно, к тому, что бывшие офицеры и воины Йехуды услышали о том, что Невухаднэцер оставил в Йехуде самые бедные слои населения и назначил Гдальяху, сына Ахикама, правителем Йехуды. Здесь рассказывается о том, что об этом узнали также евреи, находившиеся в Моаве, Амоне, Эдоме и других странах, и из того, что будет сказано в следующем предложении, выяснится, что они бежали в эти страны, спасаясь от армии Невухаднэцера.

    О землях, которые занимали Моав, Амон и Эдом, можно прочесть в комментарии к предложению №25 главы 9. Вместе с этим, «Даат Микра» пишет, что в результате завоеваний, которым подверглись царства Израиля и Йехуды, эти государства заметно расширили свои владения. Так, после того как царство Израиля прекратило свое существование, Моав занял территорию надела колена Реувена и стал владеть всем восточным побережьем Мертвого моря. Амон занял территорию надела колена Гада, и его западная граница стала проходить по реке Иордан. Эдом, армия которого участвовала в завоевании Йехуды армией Невухаднэцера, захватил восточную часть Негева. Все это говорит о том, что взаимоотношения этих стран с Йехудой нельзя было назвать дружескими, но все же их цари не прогнали бежавших туда жителей Йехуды.

  12. И вернулись все евреи из всех мест, в которые удалены были они, и пришли на Землю Йехуды к Гдальяху в Мицпу, и собрали вина и лета очень много.

    Когда еврейские беженцы услышали о том, что Невухаднэцер оставил в Йехуде часть местного населения и что он назначил Гдальяху правителем Йехуды, они вернулись из стран, в которых пребывали, обратно в Йехуду. «Даат Микра» пишет, что назначение Гдальяху правителем Йехуды было немаловажным фактором, побудившим беженцев к возвращению, так как Гдальяху пользовался большим авторитетом среди жителей Йехуды, и они ему доверяли.

    Здесь сказано, что бежавшие в другие страны евреи не только вернулись в Йехуду, но и пришли к Гдальяху в Мицпу, и Мальбим с «Даат Микра» считают, что они поселились в Мицпе и ее окрестностях. «Даат Микра» объясняет это тем, что рядом с Гдальяху вернувшиеся беженцы ощущали себя в безопасности. В комментарии к предложению №10 было приведено мнение Мальбима, согласно которому Гдальяху отослал бывших офицеров и воинов Йехуды в другие города, так как ранее они с оружием в руках сражались против армии Невухаднэцера, и Гдальяху опасался, что, если он оставит их в Мицпе, завоеватели его заподозрят в подготовке нового восстания. Здесь Мальбим пишет, что вернувшимся в Йехуду беженцам Гдальяху остаться в Мицпе разрешил, так как они против армии Невухаднэцера не воевали.

  13. И Йоханан, сын Кареаха, и все вельможи воинов, которые в поле, пришли к Гдальяху в Мицпу.

    По мнению «Мецудат Давид» и «Даат Микра», здесь Ирмияху вкратце пересказывает предложение №8, так как это непосредственно связано с событиями, которые будут описаны ниже. Вместе с этим, вполне возможно, что Йоханан, сын Кареаха, и другие бывшие офицеры армии Йехуды явились в Мицпу еще раз, специально для того, чтобы поговорить с Гдальяху.

  14. И сказали они ему: «Знаешь ли ты, что Баалис, царь сынов Амона, послал Ишмаэля, сына Нетаньи, побить душу твою?», но не поверил им Гдальяху, сын Ахикама.

    Слова «побить душу» означают «убить». Таким образом, явившиеся в Мицпу бывшие офицеры сообщили Гдальяху о том, что один из них, Ишмаэль, сын Нетаньи, был послан царем Амона Баалисом для того, чтобы его убить. Так как непонятно, каким образом Баалис мог послать не служившего ему Ишмаэля убивать Гдальяху, «Мецудат Давид» считает, что глагол «послал» в данном случае следует понимать как «подговорил». «Даат Микра» считает, что Баалис мог послать Ишмаэля на убийство Гдальяху из-за того, что они оба желали его смерти. После того как царство Йехуды прекратило свое существование, Баалис хотел распространить свое влияние на земли, лежащие к западу от Иордана, но опасался, что этому помешает местное население, оставшееся на территории Йехуды. Вместе с этим, он надеялся на то, что если еврейский правитель Йехуды Гдальяху будет убит другим евреем, Невухаднэцер сочтет это началом нового восстания против своей власти, изгонит местное население Йехуды до последнего еврея, и тогда ничто не помешает осуществлению планов Баалиса относительно лежащих к западу от Иордана земель. В комментарии к предложению №8 упоминалось о том, что Ишмаэль, сын Нетаньи, принадлежал к царскому роду. Поэтому в том, что не он, представитель царского семейства, а Гдальяху, сын Ахикама, стал правителем Йехуды, Ишмаэль, сын Нетаньи, видел вопиющую несправедливость. Поэтому он решил убить узурпировавшего, по его мнению, власть в Йехуде Гдальяху, после чего занять его место.

    Во второй части нашего предложения Ирмияху рассказывает о том, что Гдальяху не поверил полученным от бывших офицеров сведениям. По мнению «Даат Микра», это объясняется тем, что Ишмаэль, сын Нетаньи, притворился близким другом и верным сторонником Гдальяху, а то, что он очень хорошо умел притворяться, следует из событий, которые будут описаны в предложениях №6-№7 следующей главы.

  15. И Йоханан, сын Кареаха, сказал Гдальяху тайно в Мицпе, говоря: «Пойду я, пожалуйста, и побью Ишмаэля, сына Нетаньи, и никто не узнает! Зачем побьет он душу, и рассеяны будут вся Йехуда, собравшиеся к тебе, и погибнет остаток Йехуды?!».

    Так как Гдальяху не поверил в то, что Ишмаэль, сын Нетаньи, собирается его убить, Йоханан, сын Кареаха, решил поговорить с ним с глазу на глаз. Сначала он попросил согласия Гдальяху на то, чтобы убить Ишмаэля, сына Нетаньи, а затем объяснил, почему Гдальяху следует на это согласиться. По мнению Мальбима, Йоханан, сын Кареаха, решил, что Гдальяху боится убивать Ишмаэля на основании ничем не подтвержденных обвинений, чтобы собравшийся в Мицпе народ не говорил, что он казнит людей без суда и следствия. Поэтому он предложил убить Ишмаэля так, чтобы никто об этом не узнал. «Даат Микра» пишет, что слова «и никто не узнает» можно понимать трояко. Во-первых, что никто не узнает о том, что Ишмаэля, сына Нетаньи, собираются убить. Во-вторых, что никто не узнает, кто именно убил Ишмаэля, сына Нетаньи. В-третьих, что никто не узнает, что Гдальяху дал на это согласие. По мнению «Мецудат Давид», эти слова означают, что никто не узнает, кто убил Ишмаэля, сына Нетаньи, и за что именно.

    После этого Йоханан, сын Кареаха, задал Гдальяху риторический вопрос, который означает, что нельзя позволять Ишмаэлю, сыну Нетаньи убивать Гдальяху, так как в результате этого «рассеяны будут вся Йехуда, собравшиеся к тебе, и погибнет остаток Йехуды». Это означает, что после убийства Гдальяху все собравшиеся вокруг него евреи опять разбегутся кто куда, и последние остатки организованного еврейского населения Йехуды полностью исчезнут.

  16. И сказал Гдальяху, сын Ахикама, Йоханану, сыну Кареаха: «Не делай дела этого, ибо ложь ты говоришь про Ишмаэля!».

    Гдальяху запретил Йоханану убивать Ишмаэля. При этом Гдальяху не только не поверил Йоханану, но и обвинил его в том, что относительно Ишмаэля он преднамеренно лжет. По мнению «Даат Микра», Гдальяху объяснил это завистью Йоханана к Ишмаэлю за то, что Гдальяху считал его своим самым близким другом.

Stats counter, realtime web analytics, heatmap creator